Эпидемиология микозов волосистой части головы

Возбудителями микозов волосистой части головы являются дерматомицеты родов Microsporum и Trichophyton. Заболевание имеет повсеместное распространение, может возникать в виде эпидемических вспышек. На территории России наиболее часто встречается микроспория. Дерматомицеты рода Trichophyton в качестве возбудителей трихомикозов регистрируются реже [1]. Возбудителя микроспории впервые описал Grub в 1843 году. В настоящее время известно более двадцати видов гриба Microsporum [2]. Особую предрасположенность к поражению волосистой части головы среди микроспорумов имеют Microsporum canis, Microsporum audouinii, Microsporum gypseum и Microsporum ferrugineum. К наиболее часто встречающимся возбудителям трихофитии в данной локализации относятся грибы Trichophyton verrucosum, Trichophyton mentagrophytes, Trichophyton tonsurans, Trichophyton violaceum.

Источниками заражения при грибковых заболеваниях могут быть больной человек или животное, а также, в некоторых случаях, почва. В связи с этим по экологии возбудители поверхностных микозов делятся на три группы: антропофильные - M. audouinii, M. ferrugineum, T. tonsurans и T. violaceum, зоофильные – M. canis, M. distortum, T. мentagrophytes и T. verrucosum, геофильные – M. gypseum [3].

На протяжении веков микоз волосистой части головы был серьёзной проблемой общественного здравоохранения. Несколько столетий тому назад заболевание, охватившее большую площадь Европы, было вызвано антропофильными возбудителями. В середине 20-го века, после открытия гризеофульвина и улучшения санитарно-гигиенических условий, заболеваемость микозом волосистой части головы резко сократилась. В настоящее время, микозы волосистой части головы чаще наблюдаются в развивающихся странах и в качестве возбудителей определяются преимущественно зоофильные микромицеты.

В связи с видовыми различиями возбудителей патологического процесса, которые детерминированы генетическими характеристиками, а также климатологическими, социально-экономическими и профессиональными условиями заболевших, исследователями регистрируется значительная вариабельность как спектра дерматофитов, так и заболеваемости трихомикозами в различных регионах мира R.J. Hay et all. (2001). Многие авторы [4] полагают, что в ряде стран Европы основной причиной изменения спектра возбудителей за последнее десятилетие, заключающейся в снижении зоофильной и росте антропофильной инфекции, является усиление иммиграционных потоков из Африки, Азии и стран Карибского бассейна. Аналогичные изменения состава дерматофитов описывают исследователи США и Канады [5].

В настоящее время трихомикозы являются одной из наиболее актуальных проблем для служб профилактики и охраны здоровья [6], так как группа зооантропофильных заболеваний поражает, в основном, детей препубертатного возраста — до 14 лет. Взрослые микроспорией болеют редко, преимущественно молодые женщины. Трихофития среди взрослого населения встречается чаще, чем микроспория, при этом зооантропонозные формы распространены главным образом у сельских жителей и характеризуются ростом заболеваемости в период летних сельскохозяйственных работ. Антропонозные формы трихофитии носят зачастую семейный характер. Дети, страдающие антропонозной формой трихофитии, являются источником заболевания взрослых членов семьи женского пола. С другой стороны, дети нередко заражаются от матерей или бабушек, страдающих хронической черноточечной трихофитией [1,4]. В Казахстане встречаются случаи трихофитии волосистой части головы у новорожденных [11].

Микроспория обладает высокой контагиозностью. Среди периодических изменений заболеваемости микроспорией имеется сезонная цикличность эпидемических подъемов. Сезонные подъемы концентрируются во второй половине года, на которую приходится 80% годовой заболеваемости, что связано с повышением заболеваемости микроспорией среди животных, приплодами у кошек и более частыми контактами детей с животными. Подъем заболеваемости начинается в конце лета, пик приходится на октябрь – ноябрь, снижение до минимума наступает в марте – апреле [8]. Заболеваемость микроспорией в России, странах Европы и США в значительной степени превосходит заболеваемость трихофитией [9]. Высокая заболеваемость микроспорией в г. Москве и Московской области отмечается с 70-х годов [10].

Среднегодовые показатели по заболеваемости трихомикозами в различных медико-географических зонах существенно отличаются. Причем за последнее десятилетие в некоторых из них наблюдается снижение уровня заболеваемости по отдельным нозологическим формам, в других напротив – прирост. Например, в Воронежской области интенсивный показатель по заболеваемости микроспорией за истекшие 10 лет снизился в 3 раза — с 71,4 в 2000 году, до 22,5 в 2010 [13]. В Ленинградской области при невысоких показателях в целом, за последние десятилетия заболеваемость микроспорией возросла к 2008 году на 3,6% и составила 37,8 на 100 тыс. человек, заболеваемость трихофитией напротив снизилась почти в 3 раза и составила 0,1 в интенсивных показателях [14]. При изучении распространенности дерматомикозов с преимущественным поражением волос в городе Душанбе за 5 лет (с 2006 по 2010 гг.) таджикские исследователи получили высокий средний показатель по заболеваемости трихомикозами – 79,2 на 100 тыс. населения (для микроспории — 71,1, для трихофитии — 8,1), с постепенным снижением заболеваемости за счет уменьшения частоты микроспории и трихофитии среди детей. Однако, в Душанбе имеет место ежегодный рост заболеваемости среди взрослого населения. В 2006 году среди всех больных трихомикозами доля взрослого населения составила 21,5%, в 2008 году – 28,2%, в 2010 году – уже 42,4% [15]. В среднем по Российской Федерации заболеваемость трихофитией в 2009 и 2010 годах составила 1, 8 на 100 тыс. населения, микроспорией в 2009 году — 45.6, в 2010 году – 40,8 на 100 тыс. населения [16].

Казахскими исследователями установлено, что за последние годы в этом регионе среди возбудителей трихофитии и микроспории наиболее часто выделяемыми видами являются Microsporum canis – 34,1%, Trichophyton violaceum — 28,6%, Trichophyton mentagrophytes – 11,2%, Trichophyton tonsurans – 9,6%, на другие виды в совокупности приходится 16,5%. С 2003 по 2007 годы количество культур Trichophyton violaceum, выделенных от больных антропонозной трихофитией, возросло в 4,6 раза [12].

Большинство зарубежных авторов указывают, что наиболее частым возбудителем микроспории является Microsporum canis, который обнаруживается у 90-97% больных. Заражение происходит при непосредственном контакте с больными животными или предметами, инфицированными шерстью или чешуйками. Гриб сохраняет жизнеспособность в почве только в течение 1-3 месяцев. Таким образом, почва является лишь фактором передачи инфекции и не служит ее природным резервуаром [17]. По данным румынских исследователей, которые обследовали 16 кошек больных дерматофитией и 8 кошек, не имеющих клинических симптомов заболевания, Microsporum canis выделен у 100% больных животных и у 3,7% — клинически здоровых. Семь владельцев больных животных из шестнадцати (44%) также имели признаки дерматофитии. Владельцы клинически здоровых кошек не были заражены [18]. Итальянские ученые изучили распространенность трихомикозов среди кошек и собак. При обследовании питомцев людей больных микроспорией рост Microsporum canis получен у 36,4% собак и 53,6% кошек. При обследовании животных у здоровых владельцев Microsporum canis выделен у 14,6% кошек и ни разу не выделен среди собак [19]. На тихоокеанском побережье общая распространенность дерматофитий среди домашних кошек составляет 2-5%, при этом Microsporum canis выделяли у 10 кошек из 11. Среди диких животных распространенность выше -15,7% [20].

Несмотря на то, что трихофитоидные трихомикозы крайне редко встречаются у взрослых мужчин, при обследовании 454 иранских борцов в городе Тегеране в 2009 году стригущий лишай, вызванный антропофильным Trichophyton tonsurans, был второй по распространенности инфекцией и встречался у 30% выявленных больных. Как правило, имело место мало- или бессимптомное течение микоза. Исследователи связывают распространение данной инфекции с загрязнением матов и ковриков в спортивном зале [21].

Возбудителями зооантропонозной трихофитии являются преимущественно Trichophyton verrucosum и Trichophyton mentagrophytes var.gypseum. Поражение человека этими грибами является классическим случаем инфицирования, связанного с наличием очагов в природе [9,15].

Принято считать, что основным источником, резервуаром или специфическим хозяином Trichophyton verrucosum является крупный рогатый скот, особенно телята. В качестве возбудителя трихофитии у людей и животных он встречается повсеместно. При обследовании 1920 животных (буйволов, коров, овец) Abou-Gabol et all (1976) у 610 (31,8%) из них выделели Trichophyton verrucosum, у 10 (0,5%) было получено 2 возбудителя (Trichophyton verrucosum и mentagrophytes var.gypseum). Последнее обследование крупного рогатого скота в Свердловской, Челябинской, Оренбургской, Томской областях и Алтайском крае проводилось П.Н. Пестеревым (1988). По результатам микологического исследования у 99,6% больных животных выделена культура Tr. verrucosum.

Природный резервуар возбудителей зоонозной трихофитии

Природный резервуар возбудителей зоонозной трихофитии

Таджикскими исследователями установлено, что с 2002 по 2006 годы в республике Таджикистан заболеваемость населения зооантропонозной трихофитией возросла в 2,2 раза, интенсивный показатель заболеваемости увеличился с 4,0 до 9,0. Этиологической причиной зооантропонозной трихофитии в 61,9% случаев является Trichophyton verrucosum, в 38,1% — Trichophyton mentagrophytes var.gypseum [22].

Трихофития, обусловленная Trichophyton gypseum регистрируется чаще в осеннее время года, что соответствует периодам сельскохозяйственных работ, когда увеличивается возможность опосредованного контакта через солому с мышевидными грызунами [17].

Среди горожан зооантропонозная трихофития встречается у лиц, контактирующих с лабораторными животными и у работников библиотек.

Стригущий лишай головы является серьезной медицинской проблемой в развивающихся регионах и странах с низким социально-экономическим статусом. По данным Ali D., Yifru S., Woldeamanuel Y. (2009) при обследовании 372 учеников начальной школы в Гондаре (Эфиопия) у 177 из них – 61%, были клинические признаки микоза волосистой части головы. В 16 % случаев диагноз не был подтвержден лабораторными данными. От положительных образцов в 86,2% случаев были идентифицированы антропофильные грибы Trichophyton violaceum, в остальных 13,8% — зоофильные микромицеты — Trichophyton verrucosum [23].

В Турции, где наблюдается низкий социально-экономический уровень, плохие гигиенические условия и занятие населения скотоводством, проведено исследования по распространению и этиологии микозов волосистой части головы. В период с января 2007 года по декабрь 2011 года было проанализировано 104 пациента, возрастной группы 1-18 лет с клинически и/или микробиологически подтверждённым диагнозом стригущего лишая. Учитывались возраст, пол, клинические варианты, сезонность, пути передачи, результаты лечения.

Средний возраст пациентов составил 6,41 ± 3,4 лет, из них 36,5 % женского и 63,5% мужского пола. Клинические варианты заболевания выглядели следующим образом:

Глубокий микоз волосистой части головы — 88,5%
Поверхностный микоз волосистой части головы — 10,6%
Фавус — 1,9%

Несмотря на наличие большого количества больных с глубокими формами заболевания в Турции особый интерес представляет тот факт, что основной путь передачи инфекции по данным турецких исследователей — от человека к человеку — у 23,5 % пациентов. Передача инфекции от животных к человеку составляет 19,2 %. В исследовании, проведенном в Северной Индии в тот же временной период показано, что 27 % пациентов были инфицированы при контакте с животными и воспалительный тип был обнаружен в 32,7 % случаев. В исследовании на Мадагаскаре — 96% пациентов имели контакт с животными, при этом 70 % из них имели положительный семейный анамнез. По данным турецких авторов положительный семейный анамнез имели 15,4 % больных микозом волосистой части головы.

Частота обращения в зависимости от сезона выглядела следующим образом:

29,8 % — лето
27,9 % — зима
22,1% — весна
20, 2 % — осень

Данные показатели позволяют сделать вывод, что в Турции не существует существенной взаимосвязи по распространенности микозов волосистой части головы и временем года. Максимальный и минимальны процент распространенности в данном регионе отличаются всего на восемь единиц, в то время как в других странах отмечают увеличение этой категории больных в осенний и весенний период.

E. Road (2009), обобщая данные европейских исследователей, пришел к выводу, что преобладающий возбудитель микозов волосистой части головы меняется в зависимости от страны. Trichophyton tonsurans составляет 50-90% случаев всех заболеваний в Великобритании, Microsporum canis является самым распространенным в Центральной и Южной Европе, Trichophyton violaceum – в Греции и Бельгии [23].

Мировые эпидемиологические данные по этиологии микозов волосистой части головы (обзор публикаций MEDLINE 1995-2005)

Мировые эпидемиологические данные по этиологии микозов волосистой части головы (обзор публикаций MEDLINE 1995-2005)

 

Вы можете перейти к разделу «Литература».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>