Клиника микозов волосистой части головы у разных категорий больных

Клинические проявления микозов волосистой части головы определяются экологией возбудителя, способом расположения элементов гриба в волосе и степенью выраженности воспалительной реакции, развивающейся в коже в ответ на внедрение гриба [1,2]. Течение микоза может быть различным: от острых инфильтративно-нагноительных форм до хронического асимптомного, персистирующего варианта инфекции. Микозы волосистой части головы имеют три клинические формы: поверхностную, глубокую и фавус.

Инкубационный период при антропонозной микроспории составляет 4-6 недель. Заболевание характеризуется появление множественных мелких очагов воспаления на волосистой части головы, преимущественно в краевых зонах. Границы высыпаний нечеткие. Очаги могут увеличиваться за счет периферического роста. Волосы обломаны частично и на разном уровне. Пеньки высотой 4-8 мм окружены белой муфтой из спор гриба. Часть волос не поражена и очаг скрыт под волосами, что делает похожим поражение на поверхностную трихофитию. [3-5].

Инкубационный период при зоонозной микроспории составляет 5-7 дней. Первоначально возбудитель внедряется в роговой слой эпидермиса, окружающий волосяной фолликул, откуда проникает в волос [1]. К концу первой недели на волосистой части головы появляются 1-2 крупных, круглых или овальных, четко очерченных очага с гиперемией и муковидным шелушением, размером от 2 до 5 см. Затем появляются несколько более мелких очагов. Воспалительная реакция со стороны кожи выражена незначительно. Волосы на пораженных очагах тусклые, сероватого цвета, хрупкие, обломаны на одном уровне (4—8 мм). Обломанные волосы белые из-за муфты из спор, легко удаляются при потягивании пинцетом [3]. Если пеньки «погладить», они отклоняются в одном направлении и, в отличие от интактных волос, затем не восстанавливают свое первоначальное положение [6].

А.Б. Яковлев (2011) считает, что с середины 1990-х годов происходит патофорфоз клинической картины зоонозной микроспории в сторону увеличения встречаемости инфильтративно-нагноительной микроспории, вплоть до формирования kerion Celsii. Чаще встречаются везикулезные высыпания в очагах – свидетельство выраженной аллергии на присутствие гриба. Такие формы при локализации на волосистой части головы нередко протекают с реакцией лимфоузлов [4]. Волосы чаще обломаны на уровне 3–4 мм. Следует особо подчеркнуть, что при этой разновидности микроспории слабо выражен чехлик из спор гриба у корня обломанных волос [7]. Формированию инфильтративной и нагноительной форм микроспории способствуют нерациональная (обычно местная) терапия, наличие серьезных сопутствующих заболеваний, запоздалое обращение к врачу. У данных больных могут иметь место симптомы интоксикации [8].

Помимо инфильтративно-нагноительной к атипичным формам микроспории относятся эксудативная, трихофитоидная и себорейная формы [6].

Для экссудативной микроспории волосистой части головы характерны выраженная гиперемия и отечность, с располагающимися на этом фоне мелкими пузырьками. Вследствие постоянного пропитывания чешуек серозным экссудатом и склеивания их между собой, образуются плотные корки, при удалении которых обнажается влажная, эрозированная поверхность очага.

При трихофитоидной форме микроспории на волосистой части головы рассеяны многочисленные мелкие очаги со слабым отрубевидным шелушением. Границы очагов нечеткие, островоспалительные явления отсутствуют, волосы обломаны на уровне 1–2 мм над окружающей кожей. Наряду с обломанными, встречаются здоровые волосы.

При себорейной микроспории волосистой части головы наблюдают, главным образом, разрежение волос, крупно- и мелкопластинчатое шелушение [7].

Инфильтративно-нагноительный микоз в области лобка. Состояние после нерациональной терапии – хирургического вскрытия инфильтратов (автор Иванова Ю.А.)

Инфильтративно-нагноительный микоз в области лобка. Состояние после нерациональной терапии – хирургического вскрытия инфильтратов (автор Иванова Ю.А.)

К атипичной форме по локализации относят инфильтративно-нагноительную микроспорию кожи лобка и половых губ. Ввиду атипичности локализации и течения такая форма микроспории не сразу диагностируется. Особенности анатомического строения данной области спобствуют быстрому формированию глубоких, чрезвычайно болезненных инфильтратов, появлению осложнений в виде лифаденитов, аллергических высыпаний, возникновению симптомов интоксикации [3].

Наряду с поражением волосистой части головы, на гладкой коже, как при антропонозной так и при зоонозной форме микроспории, выявляют единичные или множественные круглые или овальные очаги с четкими границами. Размеры элементов около 2 см в диаметре [2]. По периферии очагов формируется непрерывный возвышающийся валик, а в центральной части происходит разрешение воспалительных явлений. При аутоинакуляции гриба в центре очага происходит формирование причудливых фигур типа «кольцо в кольце». Такие ирисоподобные фигуры чаще встречаются при антропонозной микроспории [6].

Инкубационный период при поверхностной трихофитии 5 — 7 дней. Возбудителями заболевания являются грибы T. violaceum, T. tonsurans. Заболевание встречается в виде мелкоочаговых и крупноочаговых форм. Размеры очагов от нескольких миллиметров до 2 см в диаметре. Очаги эритематозно-сквамозные, неправильных очертаний с нечеткими границами [9]. В начале заболевания появляются 1-2 элемента покрытые отрубевидными или пластинчатыми чешуйками. Затем очаги постепенно появляются по всей поверхности волосистой части головы. Происходит изменение цвета волос, потеря блеска, они становятся тусклыми, толстыми и хрупкими. Волосы обламываются на разном уровне – чаще 1-3 мм и имеют вид «пеньков». Эти пеньки иногда напоминают запятые [7,9,10]. Часть волос обламывается на уровне кожи, тогда остатки волос имеют вид «черных точек». Часть волос не обламывается, и очаг скрыт под волосами.

Tinea capitis, “black dots”

Tinea capitis, “black dots”

Эта форма трихофитии наблюдается чаще у детей. В период полового созревание у мальчиков наступает самопроизвольное излечение. У девочек в значительном количестве случаев заболевание переходит в другую клиническую форму – хроническую трихофитию взрослых.

Хроническую трихофитию волосистой части головы обычно выявляют у женщин [6]. Местами локализации патологических очагов являются затылочная и височные области. Очаги небольшие, бледно-розового цвета, иногда с ливидным оттенком. Характерно также мелкоочаговое или распространенное шелушение. Пораженные волосы обломаны на одном уровне с гладкой кожей и напоминают черные точки. Эти черные точки являются очень показательным признаком заболевания, поэтому хроническую трихофитию волосистой части головы называют еще «черноточечной» трихофитией. Заболевание может проявляться наличием всего нескольких «черных точек», обнаружить которые бывает трудно, особенно при густом росте волос. Болезнь может быть нераспознанной длительное время, а сами больные в эпидемиологическом отношении опасны для окружения, особенно для детей.

К редким клиническим проявлениям хронической трихофитии относят гранулему Майокки. Ряд авторов расценивают гранулему Майокки как фолликулярный абсцесс, возникающий, когда инфекция, вызванная дерматофитами, пройдя через стенку фолликула, распространяется на окружающую дерму [6]. В оригинальном описании Majocchi заболевание характеризуется появлением перифолликулярных узелков на волосистой части головы у детей. Узелки появляются группами, изредка сочетаются с ограниченными воспалительными инфильтратами. Пустулизации и болезненности высыпаний не отмечается. На поверхности очагов поражения, как правило, возникает отрубевидное шелушение [11].

Инкубационный период при инфильтративно-нагноительной трихофития волосистой части головы может составлять до 2 месяцев. В качестве основных возбудителей большинство авторов указывает T. мentagrophytes и T. verrucosum [12,13].

Керион в области бороды (автор J.A.A. Hunter и соавторы «Clinical dermatology” 2002)

Керион в области бороды (автор J.A.A. Hunter и соавторы «Clinical dermatology” 2002)

В течении зоонозной трихофитии выделяют три фазы. Поверхностная фаза начинается с формирования эритематозного пятна с валикообразным краем, инфильтративная фаза – с появления выраженной клеточной инфильтрации: очаг поднимается над поверхностью кожи, приобретая полушаровидную или бугристую форму. На этой стадии возникают признаки общей интоксикации. Появляются боли в очаге, увеличиваются регионарные лимфатические узлы. Следующая стадия – нагноительная, характеризуется образованием рыхлых гнойных корок. В центре очага отмечается размягчение, но гнойно-некротический стержень не образуется и весь очаг состоит из микроабсцессов волосяных фолликулов. Патогномоничным признаком этой стадии являются резко расширенные устья этих фолликулов, выполненные гноем, выделяющимся при надавливании в виде обильных капель и даже струек – «медовые соты». Этот симптом имеет свое название – Kerion Celci [3].

Клинические варианты Kerion CELSI (авторыÖmer ÇALKA, Serap GÜNEŞ BİLGİLİ1, AyşeSerap KARADAĞ, Sevda ÖNDER)

Клинические варианты Kerion CELSI (авторыÖmer ÇALKA, Serap GÜNEŞ BİLGİLİ1, AyşeSerap KARADAĞ, Sevda ÖNDER)

Глубокая инфильтративно-нагноительная трихофития гладкой кожи характеризуется образованием округлой, четко очерченной воспалительной бляшки ярко-красного цвета, возвышающейся над уровнем кожи. На ее поверхности видны множественные пустулы, подсыхающие в гнойные корки. Бляшка постепенно увеличивается в размерах, однако через несколько недель ее периферический рост прекращается и наступает самопроизвольное разрешение. На месте бывшего очага поражения остается пигментация, иногда точечные рубчики.

B. Kelly (2012) указывает на то, что микозы волосистой части головы могут иметь широкий спектр клинических проявлений. Клиническая картина складывается из нескольких симптомов: алопеция, чешуйки, эритема, пустулы, «черные точки», зуд, лимфаденопатия затылочных и шейных лимфатических узлов. Из-за изменчивости этих признаков диагноз микоза волосистой части головы требует индивидуального подхода в каждом конкретном случае.

Глубокий микоз волосистой части головы и микоаллергиды на гладкой коже (авторы Ömer ÇALKA, Serap GÜNEŞ BİLGİLİ1, AyşeSerap KARADAĞ, Sevda ÖNDER)

Глубокий микоз волосистой части головы и микоаллергиды на гладкой коже (авторы Ömer ÇALKA, Serap GÜNEŞ BİLGİLİ1, AyşeSerap KARADAĞ, Sevda ÖNDER)

Два американских исследователя Т. Hubbard (1999) и Lorch Dauk (2010) изучили частоту клинических симптомов и признаков у детей с микозом волосистой части головы. Т. Hubbard обнаружил, что наличие затылочной или ушной лимфаденопатии, алопеции и чешуек с высокой вероятностью (до 100%) дает возможность прогнозировать грибковую инфекцию, которая в 70%-90% подтверждается положительными результатами культурального исследования.

Lorch Dauk при обследовании детей с Kerion Celci, также обнаружил, что сочетание типичных клинических симптомов с затылочной лимфаденопатией дают самый вероятный прогноз в отношении положительного культурального исследования на грибы при данном заболевании – 84% [14].

Клиническая картина микоза волосистой части головы может симулировать бактериальные инфекции, а иногда и сочетаться с ними. Blömer R.H. и соавт. (2012) наблюдали 28-месячного мальчика страдающего поражением кожи волосистой части головы с облысением. Высыпания были представлены крупными эрозиями до 5 см на эритематозном фоне, покрытые желтыми гнойными корками, преимущественно в височно — теменной зоне. Волосы легко эпилировались. Лечение мазью с серебром и пероральный прием цефалоспоринов не дали клинического результата. Мальчик жил на ферме, где было много коров и телят. Посев тампона из раны дал рост MRSA (внебольничных метициллин-устойчивый золотистый стафилококк). После инкубации в течение 3 недель на среде Сабуро получен T. verrucosum. Терапия была изменена на ванкомицин и фосфомицин, добавлена оральная противогрибковая терапия флуконазолом 5 мг /кг, что привело к полному выздоровлению [15].

Течение трихомикозов у иммуноскомпрометированных больных может иметь свои клинические особенности. Атипичную форму микроспории у 10-летнего мальчика с Х-хромосомной адренолейкодистрофией находящегося на иммуносупрессивной терапии из-за хронической реакции «трансплантат против хозяина» после аллогенной трансплантации костного мозга, описали W. Anemüller, S. Baumgartner и соавторы (2008). Заболевание было представлено чешуйчатыми пятнами на коже головы и диффузным выпадением волос. На родине он был в контакте с кошками, кроликами и морскими свинками. Лабораторные исследования показали атипичная форму инфекции вызванной Microsporum сanis [16].

Вспышка  микозов волосистой части головы в доме престарелых в Бельгии. Возбудитель M. canis. (авторы Tom Hillary, Erwin Suys “An outbreak of tinea capitis in elderly patients”)

Вспышка микозов волосистой части головы в доме престарелых в Бельгии. Возбудитель M. canis. (авторы Tom Hillary, Erwin Suys “An outbreak of tinea capitis in elderly patients”)

В литературе описываются случаи микозов волосистой части головы у пожилых людей. В одном из домов престарелых в Бельгии была зарегистрирована вспышка микоза волосистой части головы среди проживающих там пенсионеров. Средний возраст заболевших — 86 лет, большинство из них женщины. При микологическом исследовании в качестве этиологического фактора зарегистрирован M. canis. В этом доме престарелых не было больных животных. Общие предметы пользования в парикмахерской были обследованы, и микромицеты на них не обнаружены. Остается не совсем понятным механизм передачи инфекции у этих пациентов.

Вы можете перейти к разделу «Литература».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>